Свидетельство после молитвы 183 - портланд

Лев Монстович.

На молитве 183 - портланд, когда Андрей стал кричать: "внезапно, внезапно" я увидел одно видение ( которое было мне показанно ранее ). Тогда я брал недельный пост и молился, просил Папу показать мне Его мечту. И Он мне её показал ... вот она! Танец в стиле Невесты.
Видение из тайной комнаты.
Ночь. Окраина города. Крупная больница, туб-диспансер областного значения. Опер-блок. В реанимации на кровати лежит человек. У него тяжёлое и прерывистое дыхание.
Он старается дышать медленно и равномерно. Так-как, если вдохнет сильно (а ему очень хочется), то грудь и легкие ( их остатки ) взорвутся невыносимой болью и резью. И мозг опять затмит пелена боли и страдания.
Его перевели сюда не так давно. Их называют «плюсиками». Разносчики болезни. Это больные с открытой и крайне опасной формой туберкулёза.
При росте 180 см он весил не больше 40 кг. От постоянного кислородного голодания кожа почернела и сморщилась. На вид ему можно было дать лет 70, а ему было не больше 40.
Он знал что умирает. И негласно это место называлось «умиральня». Сюда переводили людей со всех этажей и отделений огромной больницы, кто уже не переходил в стадию ремиссии и улучшения общего состояния. Им болезнь выносила свой жестокий вердикт.
Он лежал и думал - когда же придёт мед-сестра? Коогда же она принесёт шприц с обезболивающим. И тогда он хоть не много поспит. А её всё не было. И опять только он и его воспоминания. Воспоминания его былой жизни. Больше здесь не чем было заниматься. Оставалось только вспоминать. Настоящее ужасно. А будущее..? Я вас умоляю! Какое будущее у трупа? Поэтому только прошлое.
Он вспоминал о его блестящей карьере. Об окончании учебы с золотой медалью и престижной работе юриста. Первые крупные гонорары, откаты и взятки. Положение, уважение (в определённых кругах) не у простых людей. Ночная жизнь, красивые женщины, рестораны, элитные ночные клубы, и всё о чем только может мечтать молодой и сильный мужчина. Потом пришло заманчивое предложение. Нужно было юридически отмыть (легализовать) одну крупную сделку. Совесть подсказывала и предупреждала об опасности. Деньги победили. Потом суд, но теперь уже в качестве обвиняемого. Затем тюрьма и нары. Там подцепил «тубик». И вот через несколько лет он оказался здесь. Как несправедлива жизнь - думал он. Ему бы жить да жить, а он тут. Подыхает вместе с остальными чахоточниками.
И опять в душевном расстройстве и нервном срыве он со злостью давит на эту преславутую кнопку «вызов»! Но ни кто не идёт. И он опять начинает рыдать уткнувшись в подушку запачканную его кровью. Рыдать тихо,  чтобы не потревожить коллег по умиранию.
Пока он здесь находился, отсюда уже увезли несколько человек вперед ногами. И перед его глазами поплыли их лица, их слезы, их проклятия, крики и надежды. Надежда! Он бы назвал это место - местом где надежда умирает. Место, где правит  и обитает смерть. На кого она бросает свой выбор, кто уже никогда не может вырваться из её цепких и когтистых лап. Он всё думал и думал, - почему?!- за что?!- почему Я?!- можно ли было что-то изменить?! И он всё чаще и чаще приходил к одному и тому же выводу, что эта жизнь это какая-то подделка и кидалово. И что он совсем незначительная фигура на сцене злого кукловода в царстве обмана.
– Ну, где же эта мед-сестра?!!! Он увидел, сквозь стеклянную дверь палаты, в коридоре, какое-то движение. Дверь в палату открылась. На пороге стоял мужчина или парень. Его возраст как то странно не угадывался. Мужик просто стоял и лыбился как не нормальный. Его улыбка явно не вписывалась в окружающую обстановку. Было похоже на то, что он ошибся дверью, коридором, больницей. Одет очень просто и в домашних тапочках. Улыбка и глаза. Глаза светились, и они излучали добро и тепло. Больного это успокоило. Он спросил, теряя силы от собственной беспомощности - а где мед-сестра?, я её вызывал! Мужик ни чего не ответил, а направился к кровати больного. Больной серьёзно занервничал и подумал, что психов в этой больнице вроде не держат. А может кто-то обкурился или обдолбился ( укололся наркотиком ), что весьма часто происходит среди контингента больницы. Об этом весь персонал знает но покрывает, мотивируя состраданием. А с другой стороны больница закрытая, и кого попало не пускают.
Мужчина подошёл вплотную к кровати, и также широко и искренне улыбаясь протянул больному небольшой предмет, что-то вроде портативного музыкального устройства типа спикерфона. И спокойным и очень мягким голосом спросил - жить хочешь?
-… Ну всё!... точно псих! промелькнула мысль у больного
Но взгляд у мужчины располагал и вызывал доверие.
- Хочу - тяжело прошептал больной, и его глаза налились слезами.
Незваный гость нажал кнопку на приборе и сунув в руки больного, сказал - держи! А сам развернулся и пошёл к центру комнаты.
Из прибора потекла музыка. Больной вздрогнул - музыка? Здесь? Когда он слышал музыку в последний раз? Особенно такую красивую и волнующую? Он посмотрел на мужика, тот стал воспроизводить какие то странные движения в центре комнаты, до больного дошло – так он танцует!!! Во… точно псих!!! Но музыка из прибора и движения танцующего стали «цеплять» что то в глубине искалеченной души, и рисовать свои картины в воображении больного. Вот он (танцующий) парит над землей в свободном полете словно молодой орёл, не обременённый силой притяжение. Вот он плывет по морским просторам и приятный освежающий морской ветер врывается в его легкие. Вот с ним что то случилось и его волокут куда- то.
Больной перестал видеть мужчину, а стал видеть себя. Перед ним пролетела вся его жизнь. Эмоции стали его захлёстывать. Ничего подобного он не переживал в жизни, и он не заметил что уже сидит на кровати раскачиваясь вперед назад и при этом орёт и рыдает «навзрыд», как малое дитя, держа в руках прибор.
Вот он увидел огромное сердце, которое бьется ради него одного, которое стали бить и терзать. Втыкать в него огромные шипы, и кровь, кровь, много крови и всё ради него одного. Такого сокрушения он не переживал никогда. Он закрыл руками лицо, и продолжал видеть. Вот он, как скульптор, голыми руками лепит цветы (розы) в воздухе из невидимого материала и бросает их в небо. При этом кричит слова любви и плачет слезами обожания. Он стал даже чувствовать аромат этих цветов. И он стал танцевать. Икружась его губы пытались что то произнести. Нужно было что-то говорить. Он так давно не говорил с ним! С кем? Нужно было произнести это слово, слово. Он точно его знал, но забыл. Это как сказка из далёкого и забытого детства. Это как колыбельная, которую пела в детстве мама, которую он знал ребенком, но потом во взрослой жизни забыл. Это был невероятный труд и напряжение, он даже видел ангелов которые сейчас ожесточенно бились за его душу. Все небеса сражались за него. За него одного. Он стал говорить - любовь, любовь. У любви есть имя. Как-же его имя?, как-же это? И тут, как будто кто-то шепнул прямо в его сердце это ИМЯ. - Точно !!! Всё взорвалось в его голове с осознанием истины. Ну конечно! Это так просто и знакомо с детства. Все знают это имя…
ИИСУС!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Слова живые стали вырываться из него, буд-то их вытягивали из него - Иисус! ХРИСТОС! СЫН БОЖИЙ! УМЕР! ПОНЕС! ГРЕХИ! ЗА ВСЕХ! ЗА МЕНЯ! ВОСКРЕС!
И он стал кричать - ИИСУС! Я люблю тебя! Я твой! Я беру то, что ты мне даешь! Прими меня в твое царство! Забери меня! Я принадлежу тебе! И я дарю, я посвящаю этот танец тебе!
Тут его разум стал возвращать его на холодную и бренную землю. Танец? Какой танец? Ты же не ходячий!
Как буд-то разговаривал он сам с собой. Он открыл глаза. Он стоял рядом с мужчиной в центре комнаты, который что-то кричал в потолок с поднятыми руками и по его лицу текли слезы. Они танцевали оба. И вокруг них был густой белый туман. Он посмотрел на свои ноги, они были как раньше белые и накачанные. Он кинулся к зеркалу и увидел себя красного и здорового как раньше, нет, даже лучше. И что-то блеснуло на его шее, цепь? О, она же была серебряная, а теперь…..золотая! Он стал прыгать скакать и орать - я здоров! Я спасен! Я невеста! Ему так хорошо не было никогда.
Он подскочил к мужчине (испытывав при этом, любовь к нему), стал обнимать, целовать его. Но быстро понял, что его (мужчины) здесь не было.
Он смотрел вверх и был полностью отстранён и захвачен чем-то, что только он видел. Он стоял с поднятыми руками и двигался в такт музыке. От движений его рук расходились в разные стороны светящиеся разноцветные круги, похожие на дым. И они пульсировали и наполняли комнату звуком и пульсацией, которую можно было чувствовать кожей. Исцелённого захватила картина увиденного, и он тоже почувствовав ритм, начал двигаться в такт музыке, которая казалось, стала литься из этих туманных кругов повсюду.
Он водил руками и кружился по палате захваченный мощной силой наполнившей все это место.
Он видел, как его руки в ритме танца вспарывали прозрачные ёмкости висящие в воздухе. Они были похожи на огромные капли воды. Из капель стали выходить звуки, цвета, и запахи, которых исцеленный не видел и не чувствовал никогда. Его переполняла просто дикая радость. Все это стало перемешиваться в воздухе. И перед его взором открывалась  просто нереальная картина. И он смеялся, смеялся, смеялся.
Кто-то стал его дергать за штанину. Он с трудом оторвал свой взгляд от этой неземной красоты, чтобы перевести его в низ. На полу была фигура, которая стояла на четвереньках, и при этом ржала во всё горло и орала - меня…- ХА ХА! Ваша музыка… разбудила…Ха Ха! Нагнувшись к нему, чтобы рассмотреть кто это? Он вспомнил, что на днях умер один дед, и его из за обыкновенной халатности, или из-за нежелания лишний раз входить в их «обитель», просто забыли увезти в морг. Так вот, это был он, и он валялся перед его ногами и катался по полу смеясь во все горло. Он помог деду подняться на ноги, и стал его целовать и орать – ты же труп!!!.А дед ему- Ха! Ха!, на себя посмотри!
Так и осталось непонятным, откуда взялся тот мужчина который танцевал.
(Деяния 8;39-40). Известно лишь то, что он ни делал ни чего, кроме того, что делал вчера и третьего дня. Он был взят из своей ТАЙНОЙ комнаты, в согласии и послушании.
Через некоторое время в газетах появилась небольшая статья, о странном исчезновении из больницы трупа (дедушки) и одного мужчины на последней стадии туберкулёза. Об исчезновении тех от которых отказались даже родственники. Было отмечено, что в тот день больницу трясло как при землетрясении.
Другое событие тоже было отмечено на втором небе, у престола смерти. Несколько демонов обращались к смерти — Мы обнаружили, что тюрьма надежно заперта, у дверей
стоит стража, но, когда открыли дверь, никого не нашли внутри.
Услышав это, начальник Храма и старшие священники пришли в недоумение, не понимая, что произошло. В это время появился человек и сказал им:
— Послушайте, эти люди, которых вы бросили в тюрьму, стоят сейчас в Храме и учат народ. (Деяния 5; 23-25)

Перед Именем Иисуса Христа преклониться всякое колено. И смерть отпустит измученных (мертвых) на свободу.
Невеста встаёт, и собирает своих.

Cookies make it easier for us to provide you with our services. With the usage of our services you permit us to use cookies.
Ok Decline