Цитаты

Если хоть что-нибудь важно, то важно всё. Поскольку ты важен, важно и всё, что ты делаешь. Каждый раз, когда ты прощаешь, Вселенная меняется, каждый раз, когда ты касаешься чего-нибудь сердца или жизни, мир меняется, от любого добра и служения, видимого или невидимого, исполняются мои намерения, и все перестаёт быть прежним.
Уильям Пол Янг - Хижина

Пастор, Джорж Формэн.

Чемпион мира ДЖОРДЖ ФОРМЭН — пастор, двукратный чемпион мира по боксу, один из величайших тяжеловесов всех времен, рассказывает о своем обращении к Христу:

formen- Это случилось в Пуэрто-Рико после боя с главным претендентом на чемпионский титул Джимми Янгом, — рассказывает Формэн.

— Этот бой должен был дать мне шанс вернуть себе пояс чемпиона. Победа снова сделала бы меня приемлемым соперником для Мохаммеда Али. Бой я проиграл по очкам, но не был очень уж сильно побит. Так вот, я сидел в раздевалке и вдруг… оказался при смерти. Почувствовал, что умираю. Помню, как это случилось. Я сказал кому-то: плевать мне, мол, на поражение. Я Джордж Формэн, я могу хоть завтра уйти из бокса, уехать на свое ранчо, спокойно жить и умереть. И это слово — «умереть» — меня вдруг страшно удивило. Это еще откуда, думаю. А в голове уже только это и вертится: «Я умру, я умру, я умираю…» И чувствую, что сейчас действительно умру. Более того, уже вижу себя мертвым.

То есть бывает, конечно, что спортсмены умирают во время соревнований, но я был в прекрасной форме. Лучшей, чем когда-либо. В общем, я понял, что со мной происходит что-то сверхъестественное.

И сказал: «Бог, послушай меня. Я все еще Джордж Формэн, и я хочу быть боксером. Я могу отдавать деньги бедным и больным, но я хочу драться». И мне ответил голос.

Голос сказал: «Мне не нужны твои деньги, мне нужен ты».

Как я испугался! Начал бегать по раздевалке. Я думал, что, пока я в движении, жизнь из меня не уйдет. Но вокруг меня, со всех сторон, над головой и под ногами, была пустота. Пустота и одиночество. Я был нигде. И я понял, что мертв. И запах, запах смерти, я никогда его не забуду… Потом я разозлился и закричал: «Пусть это смерть, мне наплевать…»

Я никогда не был религиозным. Считал, что религия — для дураков. Знать, что Бог есть, — одно дело, но сама религия была для меня проявлением слабости. Когда я видел кого-то читающим библию, я знал, что могу его побить…

Очнулся на столе. Меня подняли с пола и положили туда. Я увидел врача, который стоял надо мной. «Доктор, — говорю, — уберите руку от головы. Шипы впиваются ему в лоб!» Понимаете, я говорил о себе в третьем лице. Никто, конечно же, ничего не видел, но у меня по лбу текла струя крови. Я поднял руку и закричал: «Кровь! Кровь из дырки в его ладони, где забивали гвоздь. Во мне оживает Иисус!» Восемь человек пытались сдержать меня, но я растолкал всех и забрался в душ, чтобы все с себя смыть. Стоял под душем и кричал: «Аллилуйя! Я чист! Аллилуйя! Я снова рожден!»

Меня в конце концов повалили и связали… Но я почувствовал себя сильным. Знаете, это было то самое чувство, которого я так долго ждал. Я думал, что буду чувствовать себя так, когда стану чемпионом, когда заработаю много денег. Нет, чего-то всегда не хватало. А в тот самый момент я почувствовал все, что хотел. Но, увы, это чувство мгновенно меня покинуло. И я опять услышал голос: «Я иду к своим братьям, и они мне не верят. Я иду к своим друзьям, и они меня не понимают. Теперь я ухожу к своему отцу, который на небесах…» Я закричал: «Не уходи!», и тут все кончилось…

Я опять очнулся на столе, обмотанный полотенцами. Меня отвезли в больницу, положили в реанимацию… С тех пор моя жизнь изменилась. Я уехал из Пуэрто-Рико, зная, что Бог существует. Конечно же, понимал, что никто мне не поверит, но я был уже другим человеком. Стал за один день не просто верующим, но точно знающим человеком.

formen1Но вот что с этим знанием делать, не понимал. Зато помнил, что, когда я лежал при смерти, больше всего жалел о том, что не вижу свою мать. Поэтому сразу же из Пуэрто-Рико поехал к ней и к моим детям. В общем, я сказал себе так: «Может, я и умру завтра, но всю оставшуюся жизнь буду относиться к людям с добротой. Не хочу, чтобы кто-либо в последний день своей жизни, перед тем, как он отправится в это жуткое, холодное, пустое место, был мной чем-то обижен».

Вот, пожалуй, и вся история моей метаморфозы. («СЭ» от 15.08.2006)

После того, как Формэн ушел из бокса, он стал проповедником. Он возвёл церковь в Хьюстоне, создал молодёжный центр и отправился в путешествие по стране с целью сбора пожертвований. За десятилетие, которое Формен провёл, размышляя о Боге, он очень изменился.

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.